?

Log in


** Бывает у меня такое, что некоторые события, места или люди ассоциируются с какой-то песней, мелодией. И это место не стало исключением, когда
я услышал Hans Zimmer - Time (Instrumental Core Remix), я понял что это именно та музыка, которая описывает место, время и внутреннее состояние...



На страницах своего журнала, я буду рассказывать о своих путешествиях и о том, что их окружает.

Содержание моего журнала:

  1. Путеводитель по путешествию Кольский-Средний-Рыбачий-2015.

  2. Фильм "Заполярье. Война на скалах."

  3. Фильм "Черный мох Мустатунтури"

  4. Первый бой в Заполярье. (Автор: Дмитрий Дулич)

Зарубежные авторы, описывая бой за эту высоту, прямо указывают на то, что она была первым укреплением, с которым пришлось столкнуться гитлеровцам на мурманском направлении. Кроме того, указывается на ключевое положение, которая эта высота занимала на пути предполагаемого манёвра противника в сторону приграничных дотов и в долину реки Титовка.

Квартирмейстер горнострелкового корпуса «Норвегия» В.Гесс в своей известной книге воспоминаний «Арктический фронт, 1941 год» писал: «Вторая горнострелковая дивизия (без 136-го гсп и 5-й батареи 111-го гап) находилась на направлении главного удара корпуса. Здесь предстояло захватить укреплённые при помощи дотов оборонительные рубежи, угроза со стороны которых была бы постоянной, если бы они остались в стороне от наступления. Они, кроме всего прочего, сделали бы невозможным дорожное строительство. Атаковать их с фронта было бы ошибкой. Территория позволяла атаковать их, обойдя с юга. При этом проблемой являлась укреплённая высота 204,6, находящаяся на пути этого манёвра.

Исходное положение для наступления выбиралось таким образом, чтобы позволить усиленному 137-му гсп выступить из низменной местности юго-западнее высот 263 — 294, обойти с юга озёра, расположенные перед высотой 204,6, а по возможности захватить её и наступать впоследствии в направлении долины реки Титовка. Только горнострелковые роты благодаря их организации могли успешно атаковать здесь. Сосредоточившись затем восточнее высоты 204,6, 2-й батальон 137-й гсп, усиленный 2-й ротой 82-го горного сапёрного батальона (со всеми огнемётами этого батальона) и 2-й батареей 111-го горного артиллерийского полка (гап), повернув на север, имел задачу преодолеть всю линию укреплений, состоящую из примерно 27 законченных дотов, в основном оборудованных пулемётными амбразурами и расположенными между высотами 189,3 и 255,4.

Горные орудия 3-й, 4-й и 6-й батарей 111-го гап, орудия 1-й и 2-й батарей 730-го тяжёлого артиллерийского дивизиона, а также орудия 1-й батареи 5-го зенитного артиллерийского полка путём обстрела дотов прямой наводкой имели задачу поддерживать это наступление артиллерийским огнём».

И далее: «В 5.00 13-я рота 137-го гсп не без болезненных потерь взяла штурмом высоту 204,6, занятую силами от двух до трёх взводов противника, усиленных станковыми пулемётами. В 6.30 передовые подразделения 1-го батальона 137-го гсп уже углубились в покрытую холмами долину реки Титовка около трёх километров восточнее высоты 204,6. Потери были невелики, однако трудности ландшафта оказались весьма значительны даже для горных стрелков. В 7.00 туман, стелившийся до этого по земле, начал подниматься вверх. Офицер по связи с авиацией при 2-й гсд передал последние пожелания войск стартовавшим в тот же час из Киркенеса звеньям пикирующих бомбардировщиков».

Хронист 2-й горнострелковой дивизии Г. Рюф в своей книге «Горные стрелки перед Мурманском» писал: «Наступление группы Хенгля (усиленный 137-й полк) против линии дотов должно было начаться с мощного удара артиллерии и атаки пикировщиков. Второй батальон 137-го полка имел задачу атаковать с фронта, связать боем и отвлечь силы русских, в то время как первый и третий батальоны 137-го полка в сопровождении дивизиона горной артиллерии, обойдя с юга высоту 204, были должны охватить боевые позиции противника с юга и захватить переправу через Титовку.

Штурмовые подразделения уже находились на своих позициях, когда с побережья Ледовитого океана появилась плотная полоса тумана. Она быстро продвигалась к югу и за короткое время окутала весь район предстоящих боёв непрозрачным покрывалом. Применение авиации теперь было невозможно. Также и артиллерия из-за тумана потеряла возможность наблюдения за результатами своего огня. Непредвиденный фактор, который нарушал всё запланированное! Однако, поскольку все передвижения войск, предусмотренные планом наступления, уже начались, и отменить их было уже невозможно, оставалось лишь строго придерживаться времени начала общего наступления, назначенного на 3.30 утра. Для скрытного подхода к дотам туман был скорее на руку, чем недостатком. Для того чтобы поразить какую-либо из выбранных целей, полевая и зенитная артиллерия должна была получить вначале разрешение на открытие огня.

При выходе второго батальона 137-го полка из седловины к исходной позиции для начала атаки русские усилили свой артиллерийский огонь. Солдаты выдвигались в долину в ускоренном темпе, перепрыгивая через узкие русла ручьёв и болотистые низины. В ходе выдвижения 8-я рота, приданные сапёры и штаб батальона оказались под концентрическим огнём и понесли первые потери. При этом плотный туман стал воистину спасительным и предохранил подразделения от более серьёзных потерь. В 4.30 утра командир батальона (2-го гсб — Д.Д.) майор Фильверт (Vielwerht) отдал приказ к выступлению. Плохая видимость опрокинула весь план наступления и связанное с ним взаимодействие. Нелёгкой задачей было отыскать в тумане на незнакомой местности отдельные доты. Штурм укреплений откладывался примерно до 8.30 утра.

Щекотливое задание предстояло выполнить 13-й роте (3-й гсб — Д.Д.) 137-го полка, которая должна была открыть путь южнее линии дотов в долину Титовки двум батальонам, захватив высоту 204.

В 4.15 утра рота, укрытая плотным туманом и готовая к атаке, лежала у подножия назначенной к штурму высоты, не имея возможности узнать расположения хорошо замаскированных огневых позиций противника. Около 5.20 утра, когда туман стал редеть и сквозь него пробились первые лучи солнца, горные стрелки находились непосредственно перед русскими стрелковыми ячейками. Вражеские позиции были атакованы с холодным оружием. Горнист непрерывно трубил сигнал «Вперёд!», почти как на учениях, снова и снова зовя в атаку бравых горных стрелков. Решительным штурмом важная для удачного исхода общего наступления высота была отбита у врага.

Первый и третий батальоны (137-го гсп — Д.Д.) между тем продвинулись к югу и после того, как было уничтожено единственное пулемётное гнездо, пытавшееся оказать сопротивление, оказались в тылу противника. Быстрые ручьи, длинные россыпи камней и необозримые пространства, покрытые плотным кустарником, готовили идущим вперёд горным стрелкам гораздо больше трудностей, чем враг, подавленный на флангах и в тылу. Высокий столб дыма указывал путь через внезапно поредевший туман. Это русские подожгли лагерь в Титовке. Охватывающая атака южнее линии приграничных дотов была для них полной неожиданностью и поставила на грань полного поражения».

Генерал М. Кройтлер, который ко времени описываемых событий командовал 3-м гсб 2-й гсд, так описывал этот бой в книге «Это был эдельвейс…»: «План наступления (первоначальный — Д.Д.) предусматривал для группы Хенгля, находящейся на направлении главного удара корпуса, манёвр, в ходе которого основная масса подразделений, обойдя справа укреплённую линию дотов противника, должна была овладеть мостом через реку Титовка, первую реку, текущую поперечно к направлению наступления. Собственно линия укреплений атакуется фронтально усиленным батальоном и преодолевается им». И далее: «Между тем туман закутал всё в непроницаемое покрывало. Этот туман дал нам серьёзные преимущества: оба батальона, совершающие обходной манёвр на юг, сделали это незаметно и весьма успешно. Наступающая в авангарде 13-я рота (командир — старший лейтенант Фрей (Frey)) имела задачу захватить южный опорный пункт русского участка фронта и тем самым освободить группе Хенгля путь в долину реки Титовка. В тумане солдаты вплотную приблизились к этой высоте. При проясняющейся погоде рота Фрея в 4.20 атаковала высоту 204. С холодным оружием в руках уничтожались стрелковые и пулемётные гнёзда. Русские сопротивлялись огнём из хорошо замаскированных позиций яростно и упорно. Снова и снова оборонительный огонь заставлял атакующих припадать к земле».

Зарубежные авторы несколько расходятся в том, был ли обходной манёвр всей вражеской группировки направлен южнее высоты 206,0, или второй горнострелковый батальон 2-й горнострелковой дивизии наносил удар непосредственно против наших приграничных укреплений на высоте 189,3, в то время как два других батальона — первый и третий этой же дивизии — двигались в обход высоты 206,0. Зато они единодушны в другом — опорный пункт на высоте 206,0 находился на ключевом для всего наступления направлении и был атакован и захвачен в первую очередь.

Итог этого боя подводит в своей книге «Летом сорок первого» М.Бабиков. И пусть это сделано в форме документально-художественного повествования, будем снисходительны — другого, к сожалению, у нас нет.

«На командном пункте второй горноегерской дивизии в большой штабной палатке собрались командующий армией «Норвегия» генерал-полковник Фалькенхорст, командир корпуса генерал-лейтенант Дитль, командиры дивизий и крупных корпусных частей. Большая карта на столе была испещрена стрелками, знаками, отметками о часах и минутах. Дитль спрашивал докладывающего ему генерала Шлеммера (командира 2-й гсд – Д.Д.):

-Кто у вас командует 13-й ротой, болван какой-нибудь?

-Никак нет, герр генерал-лейтенант, он аттестуется как толковый и решительный офицер.

-Что же он пять часов возился с двести четвертой высотой? Да еще истерически запрашивал подкрепления.

-Сопротивление русских было необычайно упорным, без боя они не отходили ни на метр. Ни один дот не капитулировал. Только огнемётами и прямой наводкой из орудий, стрелявших уже с восточной стороны, мы выжгли и разрушили их.

-По его запросу трижды высоту бомбили «юнкерсы», дважды вели огонь из крупных орудий.

-Но так держалась не только эта высота, а и другие. Не меньше, а больше хлопот доставила и соседняя сто восемьдесят девятая.

-Когда ему приказали двинуться к этой высоте помочь батальону, который её осаждал, ударом с юга, он попросил отвести его роту на пополнение и отдых. Не расцениваете ли вы это как попытку не выполнить приказ?

-Рота действительно потеряла много егерей. И всё же мне надо точнее установить, на какой высоте потерь было больше.

-Он заслуживает предания суду. Но поскольку высоту взял и помог соседу, судить не будем. Ограничимся тем, что не представим его к награде и лишим отпуска».

В этом эпизоде вызывают серьёзное сомнение атаки пикирующих бомбардировщиков и артиллерийские обстрелы в поддержку штурмующих — ведь на местности в первые часы 29 июня лежал густой утренний туман, о котором пишут все очевидцы, и вряд ли эти атаки и обстрелы в первые часы наступления противника имели место в действительности (кстати, у М.Бабикова упоминание о густом утреннем тумане 29 июня 1941 г. отсутствует вовсе, что может говорить о том, что он не являлся участником описываемых им событий). В остальном же картина диалога довольно реалистична.

Здесь мы снова встречаемся с описанием упорного сопротивления из дотов, которых в действительности на этой высоте не было. Судя по воспоминаниям бывших горных стрелков, высоту 206,0 им удалось захватить всего за полчаса. Бабиков, напротив, пишет, что бой за высоту длился целых пять часов. При всём расхождении несомненным остаётся одно — наши бойцы оказали незваному противнику достойный приём и стояли в том первом и неравном бою до конца.


















К сожалению, их подвиг, даже несмотря на его высокую оценку противником, в нашем Отечестве оказался незаслуженно забыт. В настоящее время у северо-западного подножья высоты 204,6 проходит трасса Никель — Мурманск. На самой высоте ничего, за исключением нескольких разрытых поисковиками одиночных огневых ячеек, не напоминает о том бое. До лета 2007 года на ней стоял старый деревянный тригонометрический знак, хорошо заметный со всех сторон и с мурманской трассы. Сейчас он, полусгнивший, лежит на боку, поваленный ветром либо проходившими мимо грибниками или охотниками. Поклонного креста, из тех, что устанавливались волонтёрами в 2006 — 2007 годах на памятных местах минувшей войны, на эту высоту, видимо, не хватило…


P.S.: в 2009 году на высоте 206.0 был установлен памятник.
Автор: Дмитрий Дулич
(использованы современные фотографии с мест боёв)

Трагедия первых дней войны на Крайнем Севере ещё долго будет привлекать внимание военных историков. Боевые действия на мурманском направлении с самого начала разворачивались по особому, весьма своеобразному, сценарию.

Многое из того, что тогда происходило здесь, осталось уникальным явлением для всего Восточного фронта. Волею немецкого командования, планировавшего войну, боевые действия на этом участке советско-германского фронта начались на неделю позже, чем на всём остальном гигантском фронте от Балтики до Чёрного моря, – 29 июня 1941 года. Объясняется это тем, что к 22 июня 1941 года на мурманском направлении немецкие войска находились на территории Норвегии и были отделены от границ СССР финской областью Петсамо. Финны соглашались пропустить своих немецких союзников через свою территорию только после начала боевых действий, т.е. после фактического начала войны. Эта неделя потребовалась горнострелковому корпусу «Норвегия» в составе 2-й и 3-й горнострелковых дивизий, чтобы выдвинуться в назначенные для сосредоточения районы и подготовиться к ведению наступления на Мурманск на выбранных направлениях, что в условиях фактического бездорожья было делом непростым.

В то время как на всём советско-германском фронте гремели кровопролитные бои, горные стрелки Дитля занимались постройкой дорог и оборудованием позиций, подвозили последние припасы. Сжималась пружина предстоящего наступления.

Удар, нанесённый войсками противника рано утром 29 июня 1941 года, был спланирован в трёх направлениях. Характерный ландшафт Заполярья поставил горных стрелков, наступавших по этим направлениям, в совершенно различные условия (наступление вдоль морского побережья, прорыв линии приграничных укреплений и наступление через лесисто-болотистую тундру). Эти удары наносились тремя самостоятельными войсковыми группировками (полком, усиленной полковой группой и дивизией).

Вдоль побережья Баренцева моря наступал 136-й горнострелковый полк (гсп) 2-й горнострелковой дивизии (гсд) противника, усиленный 5-й артиллерийской батареей (4 штуки горных 75-мм орудия Шкода М15) 111-го горного артиллерийского полка (гап) этой же дивизии, имевший задачу блокировать полуострова Средний и Рыбачий и расположенные на них советские войска от материка. Это наступление с военной точки зрения интересно организацией выдвижения и снабжения горнострелкового полка, совершившего пеший марш из Петсамо к советско-финской границе по сильно пересечённой прибрежной тундре. Практически половину своего пути к границе 136-й гсп прошел налегке. Всё тяжёлое вооружение и военное имущество полка (станковые пулемёты, миномёты, артиллерийские орудия, боеприпасы и т.д.) было доставлено морем в промежуточную базу-лагерь снабжения, развёрнутый противником на восточном берегу озера Сяси-ярви.

Вступив рано утром 29 июня 1941 года в бой с заставами 100-го пограничного отряда и подразделениями 95-го стрелкового полка, усиленный 136-й гсп противника вышёл к господствующему над перешейком хребту Муста-Тунтури и высотам юго-восточнее его, блокировал перешеек между материком и полуостровом Средний, выполнив таким образом поставленную задачу первых дней наступления.

Задачу прорыва приграничных укреплений Титовского УР, сооружённых нашими войсками в районе высоты 189,3 (на современных картах высота отсутствует, местонахождение — 69º 28′ 45″ 31º 39′ 10″, пять бетонных дотов-полукапониров) и на высоте 255,4 (современное обозначение — высота 257,2 Угловая, восемь бетонных дотов-полукапониров), решала усиленная полковая группа 137-го гсп 2-й гсд противника. В состав этой группы входили, помимо 137-го полка, 111-й гап 2-й гсд, а также подразделения дивизионного подчинения 2-й гсд. Кроме этого, в состав полковой группы входила 1-я артиллерийская батарея 5-го зенитного артиллерийского полка, имевшая на вооружении 88-мм зенитные орудия, которые огнём прямой наводкой по амбразурам должны были подавить приграничные доты, а также рота танков. Поскольку прорыв линии приграничных укреплений считался наиболее трудной задачей, это направление удара стало основным. За прорывом наблюдали, находясь на командно-наблюдательном пункте, развёрнутом на высоте Киностунтури, командир горнострелкового корпуса «Норвегия» генерал-лейтенант Э. Дитль, а также командующий армией «Норвегия» генерал-полковник Н. фон Фалькенхорст.

Наступление на этом участке началось с атаки на передовой ротный опорный пункт 95-го стрелкового полка, расположенный у самой границы, на высоте 206,0, который был атакован с двух направлений — в лоб и с тыла. Продолжая наступление, 2-й горнострелковый батальон (гсб) 137-го гсп противника при поддержке артиллерии и используя огнемёты последовательно атаковал и в течение нескольких часов 29-го июня 1941 года захватил советские опорные пункты в районе высоты 189,3 и на высоте 255,4 Угловая, приспособленные к ведению долговременной обороны. Одновременно с этим 1-й и 3-й гсб 137-го гсп противника, овладев опорным пунктом на высоте 206,0, спустились в долину реки Титовка и, наступая вдоль реки вниз по течению, захватили базу советских войск на её левом берегу (т.н. Русский лагерь). Дальнейшим атакам подвергся район южного моста через реку Титовка, бои за который окончились к утру 30 июня 1941 года. Итогом боя стал захват противником неповреждённого моста и плацдарма на правом берегу реки. В районе этого плацдарма была уничтожена артиллерийская группировка 14-й стрелковой дивизии и убит её командир генерал-майор А.Журба.

Атака 3-й гсд противника, наступавшей в полном составе из района Луостари в направлении на Зимнюю Мотовку, с самого начала не укладывалась в первоначальный план. Подразделения дивизии столкнулись с полным бездорожьем лесистой тундры и, пройдя вперёд несколько километров, не нашли путей, пригодных для продвижения войск. В этих условиях командование корпуса было вынуждено отказаться от первоначального плана наступления дивизии.

Один батальон, пройдя на северо-восток вдоль реки Титовка, соединился с подразделениями полковой группы 137-го гсп 2-й гсд в районе захваченного плацдарма у южного моста, остальной массе подразделений 3-й гсд пришлось вернуться и продолжить движение вслед за подразделениями 137-го гсп 2-й гсд. Этому изменению первоначального плана наступления 3-й гсд благоприятствовало то, что численность советских войск в полосе планировавшегося наступления дивизии была относительно мала (подразделения нашего 95-го стрелкового полка оказались растянуты в обороне и не имели резервов). Это повлекло за собой значительную потерю времени, поскольку основной массе войск горнострелкового корпуса «Норвегия» пришлось наступать вдоль одной-единственной дороги и стало одной из многих причин, не позволивших противнику выполнить последующие задачи спланированного наступления.

Первые два дня активных боевых действий на сухопутье были весьма насыщены событиями и вследствие своей динамичности оставили довольно много вопросов и белых пятен. Ответов на одни из вопросов нет и по сей день, ответы на другие отличаются между собой по воле авторов, так или иначе трактующих события. Происходит ли это в силу личных симпатий или же предпочтений авторов или зависит от степени их информированности, тоже является вопросом. Политика всегда является фактором, который нельзя полностью исключить из оценки тех или иных событий войны. Истина же, как и всегда, находится где-то посередине.

Именно поэтому несомненный интерес представляет сравнительный анализ описаний одних и тех же событий, даваемых различными авторами. Одним из примеров таких малоизученных событий является бой за передовой советский опорный пункт, расположенный у самой границы на высоте 206,0, происходивший в первые часы той далёкой войны.


Бой за высоту 206,0

(советское довоенное обозначение — высота 204,2; обозначение противника — высота 204,6; местонахождение — 69º 27′ 20″ 31º 36′ 20″)

Парадоксально, но бой за расположенную у самой советско-финской границы высоту, происходивший 29 июня 1941 года — в первые минуты и часы боевых действий на мурманском направлении, практически забыт в отечественной историографии. Достаточно сказать, что в монографии В.Н. Румянцева «Разгром врага в Заполярье», подробно разбирающей все этапы боевых действий, он даже не упомянут. Не пишут о нём и другие авторы и исследователи. Всё это вызывает большое сожаление. Ведь поисковиками в одиночных ячейках на вершине этой высоты в конце 1990-х годов были обнаружены останки более чем сорока советских солдат, которых смела лавина наступавших войск противника в первые часы его наступления и которые погибли без всякой надежды на спасение. Уже одно это не даёт нам права так просто взять и забыть их.

Единственный отечественный автор, отводящий этому бою достойное место в своём труде, – М. Бабиков. В своей книге «Летом сорок первого» он пишет: «Около трёх часов утра 29 июня от пограничников первой заставы и от красноармейцев, укрытых в дозорах, на командный пункт второго батальона капитану Бородину одно за другим передали донесения, что к границе приближается не менее роты вражеских солдат. Комбат, не мешкая ни минуты, доложил в полк; командир полка майор Чернов приказал не упускать колонну из виду ни на мгновение, о каждом шаге докладывать без задержек. Если же неприятель переступит границу, без предупреждения открывать по нему огонь.

В полукилометре от границы колонна развернулась цепью и медленно-медленно стала подходить всё ближе и ближе... Следом за ней тоже от озера Пигвосенъярви показалась вторая колонна, потом третья... Ровно в три часа неприятельский батальон пересёк границу и вступил на советскую территорию. Командир дивизии генерал-майор Журба, как только ему донёс по телефону майор Чернов, что немецкий батальон после перехода границы держит путь к востоку, к озеру Титовскому, приказал командиру полка:

-Ты пропусти их немного вперёд, не обстреливай. Потом заставь противотанковый дивизион поработать как следует, да пускай бьют наверняка. А в это время бронедивизион двинь из засады на север, на соединение с артиллеристами. Пусть ударят немцам во фланг да пройдутся по ним, отсекут от границы и уничтожат.

Командир противотанкового дивизиона капитан Соловей замешкался, пока разобрался, куда ему стрелять, куда перекатывать орудия; в общей сложности прошло более получаса, пока артиллеристы изготовились к стрельбе.

В это время бронедивизион по торфянистой кочковатой низине успел пройти всего с километр, коридор оставался всё ещё широким, более двух километров. Удар по флангам вражеской колонны не получался. Километрах в двух от границы (т.е. уже на нашей территории — Д.Д.) одна часть вражеской колонны, роты две (в действительности батальон — Д.Д.), круто повернула на север. Сбоку от неё, теперь уже отсекаемая от своих, осталась на высоте (206,0 — Д.Д.) за озером Пигвосенъярви рота лейтенанта Каблукова. Её бойцы держали несколько долговременных огневых точек. Другая часть неприятельской колонны, ещё примерно рота (на самом деле два батальона — Д.Д.), продолжала двигаться на восток, к берегу озера Титовского, к расположению первой погранзаставы. С передней, с западной стороны высоту, занятую ротой лейтенанта Каблукова, прикрывало озеро, а доты простреливали все подходы от озера и с боков.

Немцы полезли на высоту сзади, с восточной стороны. Ни из орудий, ни из минометов они её не обстреливали. Командир роты успел переместить часть бойцов на восточный склон. Когда егеря поднялись примерно на одну треть высоты, они вдруг наткнулись на стену огня пулеметов и винтовок. Не ожидая такой встречи, они сначала залегли, а потом и вовсе скатились вниз, к подножью. Через какое-то время появилась девятка «юнкерсов», несколько раз они с пикирования отбомбились по высоте; только перестали рваться бомбы — по вершине и по склонам заухали разрывы тяжелых снарядов. Следом немцы, напропалую поливая из автоматов куда попало, кинулись в новую атаку. На этот раз они поднялись почти до середины высоты. Командир роты, поднявшись в рост, крикнул: «За мной, вперёд на фашистское отродье!» — и поднял бойцов в контратаку. Егеря рукопашную не приняли, повернули назад и бросились наутёк бежать в лощину. Красноармейцы вернулись на вершину и торопливо стали строить для себя укрытия, собирая валявшиеся во множестве камни-валуны.

Бой за высоту затих на полчаса. Потом над вершиной и восточным склоном завыли мины. Егеря полезли на высоту третий раз, они поднялись ещё выше. Пулеметный расчёт перебило близким разрывом мины. Командиру роты послать к этому пулемету было некого, и он сам ухватился за рукоятки «максима». И атака гитлеровцев опять захлебнулась.

Пятый час бойцы роты удерживали позиции на высоте. Егеря поднялись в новую атаку. С оставшейся небольшой горсточкой красноармейцев лейтенант Каблуков бросился врукопашную. Схватка произошла почти у вершины, командир роты и бывшие возле него воины погибли. Остатки роты пробились через вражеский заслон по северному скату и ушли к 6-й роте.

К этому времени из защитников на вершине высоты двести четвёртой в живых не осталось почти никого. Только в последнем доте отстреливались раненый командир взвода лейтенант Ковалёв и с ним красноармейцы — коммунисты Мотин и Габов. Немцы кричали им, чтобы они сдавались, обещали сохранить жизнь, иначе грозились выжечь огнём. Из дота на ультиматум в ответ лишь звучали очереди из пулемёта последними патронами. Убило лейтенанта Ковалева. По амбразуре немцы полоснули огнемётом... Было девять часов утра».

Для большей наглядности необходимо пояснить приведённое выше описание боя несколькими замечаниями. Высота 206,0 находилась в зоне прямой видимости противника, в непосредственной близости (750-800 м) от линии советско-финской границы, которая проходила северо-западнее высоты, в долине по озёрам. На противоположной стороне долины, на финской стороне, в полутора километрах от границы, находился стационарный наблюдательный пункт противника, расположенный на высоте 263 (на современных картах отсутствует, 69027/35//31032/50//). Развалины этого наблюдательного пункта хорошо сохранились до наших дней.

Наблюдать все описанные выше манёвры противника личному составу, оборонявшему высоту 206,0, вероятнее всего, не пришлось, поскольку, как указывают все зарубежные авторы, ранним утром 29 июня 1941 года в этой местности стоял густой утренний туман. Конечно, нельзя полностью исключать того, что, используя этот туман, некоторая часть оборонявших высоту смогла пробиться через заслон противника и уйти на север, присоединившись к защитникам высоты 189,3. Однако против этой версии говорит тот факт, что бой на высоте 206,0 практически неизвестен отечественным историкам. И дело здесь скорее всего в том, что о нём было просто некому рассказать, все защитники высоты погибли.

Линии сплошных укреплений высота 206,0 не имела. По северо-западной стороне этой вершины тянулась цепочка одиночных огневых ячеек. А на северной и южной сторонах вершины — наспех отрытые ходы сообщения, соединяющие несколько стрелковых ячеек. Дотов на высоте 206,0 не было, сохранились до настоящего времени лишь несколько сооружённых на скорую руку и усиленных камнями огневых ячеек у вершины.

Продолжение

ТРК ВС РФ "Звезда", 2011

Режиссер: Андрей Грачёв, Алексей Рафаенко

28 июня 1941 года Финляндия объявила войну СССР. Тогда же германо-финские войска перешли государственную границу. Точнее, попытались перейти. Заполярье стало практически единственным местом, где советские войска дали врагу более чем достойный отпор. Кое-где агрессор вынужден был вернуться на исходные позиции, а где-то - так и не смог продвинуться ни на метр.

Фильм рассказывает о первых героических днях обороны, о местах былых сражений: сгоревших погранзаставах, ДОТах и выбитых в скалах окопах. Все это хорошо сохранилось в условиях вечной мерзлоты и находится на труднодоступной территории, где и сегодня - пограничная зона.




Закрытие нашего путешествия мы поехали "отмечать" на уже ставшее нам родным - Колвицкое озеро. Это озеро, еще одно потрясающее место, которое мы посетили. Здесь нет никаких достопримечательностей, но здесь тихо, красиво, уютно, как дома.
Когда мы сюда ехали, я очень переживал, что "наше" место будет занято. Но нам повезло и оно ждало нас. Мы даже машины поставили так же, как и в прошлый раз. Но так как ночевать мы собирались в машине, свою пришлось переставить на более ровное место...



Read more...Collapse )
И вот мы снова подъезжаем к поселку Териберка ... очень не хотелось бы но, мне кажется, эта фотография отображает будущее этого поселка ...



1940-60 года здесь было уже два рыболовецких колхоза, две молочно-товарные фермы, птицеферма, около 2000 голов оленей, ферма по разведению американской норки, два рыбозавода, мастерские и склады Беломорской базы Гослова, на полную мощность работали и развивались судоремонтные мастерские, велось активное строительство жилья и объектов соцкультбыта, имелся стадион, Дом культуры, клубы судоремонтных мастерских и рыбозавода, пионерский клуб, две школы — начальная и восьмилетняя, интернат для детей из посёлков с побережья, больница, поликлиника, амбулатория, типография."
Светлана Стриженова
Надежда умирает последней // Кольское слово.
Кола, 2006. — № 9 от 10 марта.


а сейчас ...
Read more...Collapse )
Цивилизация ... вернее большой муровейник, где все куда-то едут, все куда-то спешат, все какие-то нервные и злые. Как же тяжело возвращаться в "матрицу", но, ничего не поделаешь.
С первого приезда в Мурманск, когда ехали туда, у нас было огромное желание полакомиться свежей рыбой, но в попавшемся нам кафе, свежей рыбы не было, была только замороженная. Как-то нас это удивило и расстроило. Турбаза на п-ове Рыбачем нас рыбой тоже не порадовала - видимо не сезон еще. Ну и ладно !
В попавшемся по дороге магазинчике, нам повезло и мы все же купили большую такую тушку охлажденной трески, чем были очень довольны и двинулись дальше, в сторону Териберки.



Read more...Collapse )
Красивое природное место не виновато в том, что человек наделил его мрачным и кровавым духом. Но спустившись с перевала, я еще долго не мог отогнать картины ужаса и смерти, которые стояли у меня перед глазами. Мы проехали много мест, где шли бои и гибли люди, но ни одно так не врастает в память, как перевал Мустатунтури.
И к сожалению, теперь, после того как я все это увидел своими глазами, у меня перевал запоминается не его красотами, а тем что здесь было.....

Еще на п-ве Средний, перед перешейком с материком, я заметил на противоположной стороне "артефакт" - песчаный пляж ! И вот мы отправляемся на поиск дороги к нему ...



Read more...Collapse )

Latest Month

May 2016
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel